Compton State Of Mind: как создавался «The Documentary 2» The Game
10 октября 2015, 11:10 Авторы: Дэнни Шварц, HNHH; адаптация Евгения Объедкова

Compton State Of Mind: как создавался «The Documentary 2» The Game

Большой материал о The Game, приуроченный к выходу «The Documentary 2».

Вчера состоялся релиз первого диска «The Documentary 2», который сам The Game называет своей лучшей работой, а список приглашенных артистов и продюсеров вызывает диапазон эмоций от шока до восхищения. По такому случаю портал HotNewHipHop встретился с рэпером лично, чтобы узнать, как проходил процесс записи пластинки и что вообще чувствует сам The Game. Как оказалось, за десять лет в игре он совсем не изменился и, более того, с выходом «The Documentary 2» возвращается к корням.


15:35, центральный офис HNHH. Из лифта выходит The Game в окружении своей свиты. Его лица не было видно, зато среди марширующей толпы отчетливо выделялся гордо задранный вверх козырек его камуфляжной кепки.

Его сопровождающие набиваются в крохотную офисную кухню, чтобы наблюдать за интервью. Но разговор никак не может перейти в серьезное русло, поскольку они постоянно что-то бормочут. Ситуацию исправляет The Game, огрызаясь на них: «Эй, йоу… будьте добры заткнуться нахуй!».

Он приехал в Нью-Йорк, чтобы совершить пресс-ран в честь выхода «The Documentary 2», сиквела его дебютного альбома. В свое время он стал настоящей сенсацией, продавшись тиражом больше 500 000 копий в первую неделю, и по сей день остается одним из лучших образчиков хип-хопа нулевых. Очень вкусный коктейль из джи-фанка, соула, построенных на сэмплах битов и хардкорной гангстерской лирики.

В 2002 году Гейма нашел Diddy и помог подписать его на Aftermath, где он тут же попал под крыло Dr. Dre. В свою очередь золотые руки Доктора и помогли рэперу взобраться на Олимп, собрав вокруг него монструозную команду суперзвезд во главе с Канье Уэстом, Скотом Сторчем, Тимбалэндом и Just Blaze. Но это ни в коем случае не умаляло достоинств самого Гейма. Ему на руку играл суровый нрав, харизма и амплуа закоренелого члена Bloods.

Рэп-карьера Гейма началась в конце 2001 года, когда он завязал с торговлей наркотиками – тогда ему устроили засаду в собственной квартире и выстрелили пять раз. Чудом выживший, он вышел из комы и всерьез увлекся изучением хип-хоп классики. В своих текстах он не раз упоминал имена своих кумиров – Jay Z, Nas, Biggie, Ice Cube, Eazy-E, Snoop Dogg, Tupac и Dr. Dre. К последнему рэпер испытывает наиболее теплые чувства: «Я второй по крутости ниггер из Комптона / Первый просто выпускает альбомы раз в семь лет» – читал он в треке «The Documentary».

Когда журналист задает Гейму вопрос, отличался ли настрой и его творческие методы во время записи «The Documentary 2», рэпер реагирует раздраженно, раз и навсегда давая понять, что за десять лет его подход совсем не изменился, и он по-прежнему не более чем скромный рэп-репортер. «Я просто хочу, чтоб люди знали, что происходит на улицах, – говорит The Game. – Когда я записывал первый «The Documentary», я просто рассказывал свою историю. И сегодня, спустя 10 лет, ничего не изменилось. Я просто создаю собственное наследие».

Разумеется, уровень ожиданий этого альбома не идет ни в какое сравнение с тем же «Jesus Piece». «The Documentary 2» – состоящий из 38 треков колосс, который собрал в себе более внушительный ансамбль рэперов, певцов и продюсеров, чем все альбомы Гейма вместе взятые. Да и к тому же, впервые со времен первой части к пластинке по-настоящему приложил руку сам Dr. Dre, который называет его лучшим рэп-альбомом за последние пять лет. Diddy уверяет, что это лучший релиз Гейма. Тот, в свою очередь, не спорит: «The Documentary 2 не сравнится ни с одним моим альбомом, потому что это моя лучшая работа». На вопрос «почему?» он незамедлительно отвечает: «Потому что. Я слышал его, что тут объяснять. И когда ты услышишь его, то подумаешь так же».

Идея назвать альбом «The Documentary 2» пришла к Гейму в середине 2014 года, когда он пригласил Dr. Dre на студию послушать новый материал.

«Он спросил меня: “Ну, и как ты его назовешь?” – вспоминает The Game. – А я в шутку ляпнул, “The Documentary 2”, и он удивился: “Что?  Ты готов к этому?”. Я ответил, что не знаю. Но когда я уже вышел из студии и садился в машину, то понял, что сейчас самое время. Я готов принять этот вызов, мне вообще нравятся вызовы. Мы с Дрэ начали работать над альбомом, и уже очень скоро он стал напоминать классику».

«Классика» – это вообще лозунг «The Documentary 2», который The Game не устает повторять снова и снова. Сначала альбом планировалось выпустить в январе, к десятилетнему юбилею первой части, однако было решено перенести релиз. И даже в марте, когда пластинка была уже готова («она уже тогда была классикой»), The Game все равно был недоволен: «Когда мои фанаты поймут, зачем мне потребовалось лишних семь месяцев, они просто с ума сойдут».

Большинство продакшена на альбоме принадлежит руке Bongo The Drum Gawd и целой когорте молодых продюсеров: Cardo, Johny Juliano и Seven Thomas. Но, разумеется, не обошлось и без целого отряда ветеранов: Канье Уэст, Фаррелл, Swizz Beatz и других. У Гейма натурально горят глаза, когда он говорит о них. Об Alchemist: «Он представляет корни Mobb Deep»; о Скотте Сторче: «Каждый раз, когда Scott Storch садится за синты, жди беды»; о DJ Premier, который спродюсировал заглавный трек: «Это самый лиричный трек на и без того мощном в текстовом плане альбоме. Я просто взял и убил к херам этот бит. Три куплета, один за одним. Сегодня может показаться, что три куплета это чересчур. Но когда Примо дает тебе бит, тебе потребуется весь твой арсенал».

The Game всегда укомплектовывал свои релизы монструозными игроками, и состав «The Documentary 2» вне всяких сомнений самый впечатляющий. На одном только первом диске поучаствовали, помимо остальных, Snoop Dogg, will.i.am, Future, Ab-Soul, Diddy, Ice Cube, Dr. Dre, Kendrick Lamar и Drake. «Diddy говорит, что запись напомнила ему студийные сессии Bad Boy в 93-м, – говорит The Game. – Студия была наполнена хорошей энергией, хорошими людьми. Там был алкоголь, хорошая еда, женщины… каждый хотел просто прийти и послушать альбом, а еще просто отлично провести время, пропустить пару стаканов и расслабиться».

Теория: Гейму удалось заполучить такие громкие фичеринги, потому что он популярный парень, и большинство известных людей пришли в студию, чтобы просто выпить и заценить альбом. Но когда они выпивали, The Game убеждал их зайти в будку и зачитать пару горячих строк. Будучи исполнительным продюсером альбома, он сам себе голова и обязан задавать нужный тон. Только позитив!

Instagram рэпера лишь подтверждает эту теорию, особенно если просмотреть его ленту за последние несколько месяцев. Чаще остальных там был Дрэ, и чем ближе альбом был к финальному релизу, тем более теплой и общительной становилась атмосфера. По словам Гейма, он неделями не жил дома, хотя тот и был в 20 минутах от студии. Но когда ему все-таки удавалось выбраться, он занимался всего двумя вещами – либо проводил время со своими четырьмя детьми, либо рубился в Madden до захода солнца. «Когда я только начинал читать рэп, я сказал себе: “Мужик, все что тебе нужно, это Mercedes-Benz и хата с интернетом, в которой можно поиграть в Madden”» – говорит The Game о своей страсти к этой игре. В 2008 году он даже выиграл $100,000 у Bow Wow во время матча в Madden 09 (счет был 55-23). И спустя семь лет он по-прежнему не прочь сыграть пару партий: «Можете найти меня онлайн. Просто введите “The Game” и смотрите, как вам надерут задницу. В любой день недели».

Страсть Гейма к Madden отражается и на его рэп-карьере. Практически с такой же маниакальной серьезностью он постоянно вызывает рэперов на баттлы, задевает их в своих строчках и частенько имеет проблемы с законом. Вообще, трудно будет найти рэпера с большим списком бифов, чем у него. Его самый известный конфликт с 50 Cent и G-Unit вылился в, возможно, лучший трек в его карьере – нескончаемый 15-минутный дисс «300 строк». The Game готов начать биф с кем угодно, если этот человек хоть как-то перейдет ему дорогу.

Людям с таким пылким нравом обычно приходится сложно в эпоху социальных сетей, но только не Гейму. Он всегда говорит то, что думает – будь то песни, Твиттер или посты в Instagram. Если угодно, он никогда не накладывает на себя фильтры. Какой он в интернете, такой и в реальной жизни. При этом, такой характер совсем не мешает Гейму жить в особняке в прохладном, полном знаменитостей пригороде Лос-Анджелеса, Калабасасе, и проводит свободное время со своим соседом Обри Грэмом (Drake). Слава практически никак не затронула его, и порой это постоянство играет с рэпером злую шутку. Так, сейчас ему грозит три года тюрьмы за то, что в марте он ударил копа во время баскетбольного матча.

По его словам, все это уходит корнями в уличную культуру Лос-Анджелеса: «Я думаю, главная причина процветания лос-анджелесского рэпа в том, что мы никогда не фильтруем свое поведение. Нам всегда было похуй, особенно что касается политкорректности. Когда нас притесняли копы, мы кричали: “Fuck the police!”. Мы состояли в бандах и вели себя соответствующе. Snoop научил весь мир, как танцевать Crip-Walk, я научил людей движениям Blood Bounce. И нам всегда было плевать, кому там что не нравится. Разумеется, Нью-Йорк это Мекка хип-хопа, но, ребят, вы всегда были чересчур осторожными. Взять ту же “Fight The Power”, ну да, она говорила, мол, борись с властями, окей [торжественно поднимает правый кулак]. Но мы всегда вели себя вот так, – он скалит зубы и поливает комнату залпом из воображаемого АК-47. – RAHHHHAHRHAAAAHRRH!!!»

Чтобы понять Гейма, его стоит сравнить с человеком, с которым его карьера во многом пересекалась – с Канье Уэстом. Канье на два года старше Гейма. Карьеры обоих начались в результате фатальных происшествий. Когда оба они еще были новичками, они схлестывались друг с другом в баттлах после организованной Nelly вечеринки (Канье тогда выиграл). Уэст выпустил «College Dropout» в 2004, а «The Documentary» вышел в 2005 году, для которого Канье спродюсировал сингл «Dreams». Оба они были крайне амбициозными и самовлюбленными, и их карьеры это наглядный пример того, к насколько разным результатам может привести вера в себя и амбиции. Канье только и делал что экспериментировал, проникал в самые странные закоулки своих возможностей, пытался задавать новый курс музыке и искусству и проглотить весь мир целиком.

В то же время The Game планомерно возвращается к своим корням, и это отчетливо слышно на новом альбоме. Первая песня, совместная с Ice Cube, Dr. Dre и will.i.am «Don’t Tip», встречает слушателя такой бас-линией, которая легко могла попасть на какой-нибудь из альбомов A Tribe Called Quest 20 лет назад. Второй трек, совместный с Diddy «Standing on Ferraris», сэмплирует классический трек Бигги «Kick In The Door». В успешном сингле «100» при участи Дрейка слышны нотки Уитни Хьюстон. В клипе на эту песню, который был снят в Комптоне, The Game читает свой куплет на фоне покрышек – символа автомобильной культуры Лос-Анджелеса. Это олицетворение асфальта, родных улиц, то самое возвращение к корням.

На вопрос о том, изменились ли как-то отношения с Дрейком за последнее время, The Game раздраженно отвечает: «Знаешь что, за эти годы ничего не изменилось. Наши отношения всегда были на 100 процентов честными, и они остались такими же по сей день. Некоторым отношениям и не нужно развитие. Они и тогда были отличными, и сейчас ничем не хуже. То же самое с Дрэ, если он нужен мне, то я звоню ему, и он поднимает трубку после первого гудка. Он мой наставник, мой старший брат, я люблю его. И это никогда не изменится».

В то время как сердце Канье устремилось за пределы Солнечной системы, куда-то в сторону Туманного Орла, сердце Гейма никогда не покидало пределов родного Комптона. Именно его провинциальный склад характера продолжает определять его искусство. Для Гейма есть только место, а времени и вовсе не существует. Для него произведение искусства становится «классикой» не через 10 или 20 лет, а уже в тот момент, когда оно было задумано.

«Не думаю, что когда-либо еще со времен “The Documentary 1” я получал такое же удовольствие от записи альбома, – признается The Game. – Когда мы записывали первую часть с Дрэ, Снупом и, знаешь, Фифти и G-Unit – все мы были на пике карьеры, и это было круто. Но что касается этого альбома, то одна его подготовка к релизу для меня является лучшим моментом в моей хип-хоп карьере».


Также мы не могли пройти мимо материала Complex, который составил внушительный и очень даже солидный список 25 лучших треков Гейма. В качестве бонуса мы составили плейлист, так что вперед, слушать/ностальгировать/просвещаться (песни распределены от 25-го к 1 месту)




data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus


Профайлы

Аудио в тему

The Game Ambitionz Of A Rida (Feat. DeJ Loaf)
Game, Lil Wayne & Chris BrownFuck Yo' Feelings
Game, Jeezy, Kevin GatesBlack On Black
Gillie Da KidMy Niggaz Ain't Broke (Feat. Game & Star Studded)
Skeme, GameNo Limit
Tyga, GameChiRaq To LA
Game, Clyde CarsonTell That Bitch Drive
Game, ProblemTHOT (Thirsty Hoes Out There)
Markell Clay, Tyga, GameWest Coast Crush
Jeremih, The GameLet Loose
0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я